Сеть кинотеатров обвинила Мединского во вредительстве после резкого переноса фильма

Ассоциация владельцев кинотеатров разместила в соцсетях гневное заявление на неожиданное решение Минкульта перенести выход фильма «Приключения Паддингтона-2» с 18 января на 1 февраля, притом что билеты уже поступили в продажу, и теперь придется эти деньги возвращать. В свою очередь культурные чиновники заметили, что на фильм не было выдано прокатное удостоверение, а потому и все продажи были незаконны. Следовательно — чего истерить? А расчищается январская поляна якобы для какого-то отечественного фильма, так сказать, под знаменем борьбы за величие российского кино…

Здесь следует разделить две, условно их назовем, проблемы. Первая, частная: как формируется прокатная сетка, почему вообще так вышло, что легким движением минкультовской руки перекроили репертуар? Я уж молчу о нервотрепке для самих кинотеатров. Вторая, общая: это, собственно, лоббирование интересов отечественного кинопроизводства, ради которого — как бы — все и делается, выкидываются за борт всякие «Паддингтоны».

На первый вопрос ответить легко, дело техники. А вот второй… не является ли фантомной сама сверхзадача — «защищать интересы нашего кино»? Обо всей этой коллизии с Минкультом нам достаточно взвешенно рассказал Олег Березин, гендиректор «Невафильма», один из авторов открытого письма, адресованного в том числе г-ну Мединскому, где среди прочего было сказано: «Мы считаем, что Ваша деятельность на посту министра культуры, к сожалению, наносит вред развитию российской киноиндустрии; Вы своими инициативами превратили стандартную госуслугу по выдаче прокатного удостоверения в инструмент цензуры; […] сегодня с уверенностью можно заявить, что Вы, господин Министр, своими решениями вернули госрегулирование киноотрасли во времена советского Госкино!».

— Олег Станиславович, есть ли какое-то развитие событий на сей момент, то есть с 17 января, как вы выпустили свое заявление? Или просто перенесли прокат и всё?

— Ну какое развитие? Ну, сейчас Минкульт утверждает, что дистрибьютор не имел права запускать фильм в прокат с 18 января, потому что они ему не выдали прокатного удостоверения, поэтому, мол, дистрибьюторы козлы и им, чиновникам, очень жаль, что зрители купили билеты заранее…

— Но Минкульт имел на это право?

— Юридически — да. Но они поменяли дату за день до выхода фильма на экраны! И мы (как Ассоциация владельцев кинотеатров) как раз против этого! Да, у них юридически есть такое право менять в ручном режиме дату релиза. Но мы именно это считаем чрезмерной административной функцией министерства. Вот вследствие этого ручного управления и вышел скандал. Да, и прежде такие ситуации были: например, фильм «Салют-7» они перенесли на полгода. Но там хотя бы киносообщество участвовало в каком-то обсуждении — можно было не соглашаться, это было всем известно более-менее заранее, кинотеатры и другие прокатчики под это подстраивались. А тут раз — и всё!

— И понятно, ради чего?

— Да вообще непонятно! Говорят, что ради «Скифа» или «Движения вверх», но тут это совсем ни при чем: «Скиф» — это 18+, взрослый фильм, который в отличие от дневного «Паддингтона» пойдет вечером, они никак бы не пересекались! «Движение вверх» — и без «Паддингтона» хорошо стоит в кинотеатрах, никаких тут тоже проблем нет. Кинотеатр же не будет убирать ради «Паддингтона» фильм, на котором он зарабатывает. И ради какого такого фильма все это сделано (на что ссылается Минкульт), вообще неясно.

— Нет, а раз Минкульт не дал удостоверение, откуда взялась эта дата — 18 января?

— Есть такая практика: когда дистрибьютор пишет документы на прокатное удостоверение, он не может не вписать туда свою дату выхода — и Минкульт как бы принимает к сведению, что вы хотите выходить 18 января. Это все надо внести в систему, без этого не получишь номер будущего прокатного удостоверения, не сможешь заранее продавать билеты.

— То есть пишешь желаемую дату?

— Ну да. И в электронном реестре прокатных удостоверений стояла дата — 18-е. После смены даты, понятно, эту дату тут же кто-то удалил.

— То есть здесь законодательная несогласованность?

— На самом деле, формально дистрибьютор действительно должен получить такую бумагу с синей печатью, и формально это будет документом. Но практика-то иная: есть же предварительная продажа билетов, продвижение фильма, и Минкульт — как бы — идет навстречу, присваивая свой номер и занося заявку в реестр прокатных удостоверений.

— И в 99% случаев все нормально, проблем нет; как фильмы стоят в реестре — в те даты они и выходят?

— Конечно. Очень часто бывает, что фильм готов к прокату за три дня до старта — это вполне нормальная ситуация, потому что это целое производство, дубляж и все такое. Поэтому и получают номер в реестре заранее. Заканчивают фильм спокойно и день в день запускают в прокат. А если идти по формальному пути, ни один фильм за три дня не получил бы прокатного удостоверения. Вот и сложилась такая практика, что Минкульт дает номер, и потом только идет процедура оформления. С «Паддингтоном» чиновники воспользовались тем, что бумажное удостоверение не было еще выдано, и объявили, что выдадут его 1 февраля.

— И наплевать на зрителей…

— Да не только на зрителей. 1 февраля тоже какие-то фильмы выходят, под них свои даты расписаны, а теперь им прилетает «конкурент на дату» — есть такой термин. И самое главное для кинотеатров — это вовсе не экономический ущерб: вернуть деньги за билеты — нормальная практика. А вот то, что родители придут в кино, а им скажут, что какой-то дядя им не разрешил кино смотреть, — весь негатив выливается на кинотеатры, это репутационные потери.

— В открытом письме вы резко прошлись по самому Мединскому — насколько вся эта цензурно-идеологическая подложка имеет место быть?

— Ужасно то, что сегодня Минкульт законными методами получил много рычагов влияния на бизнес кинотеатров: они могут устанавливать даты релизов, возрастные ограничения (никакой логике порою не подчиняющиеся), вводить чудовищные штрафы за нарушения в отчетности… При этом они на каждом углу заявляют: какие они молодцы, как подняли российскую индустрию.

— Вот это самый важный момент: их методы могут расчистить дорогу «потрясающим» российским фильмам?

— Кинотеатры не делят фильмы на русские и зарубежные. Они делят на хорошие и плохие. На интересные и неинтересные. Это логика бизнеса. Если какой-то наш фильм набирает залы, так под него еще больше сеансов дадут. Неправильно думать, что кинотеатры мечтают показывать только голливудское кино — там тоже своего шлака хватает. И этот механизм существует везде. Вы же приходите в продуктовый, понимая, что не бывает сыра «пармезан» русского производства. И, наверное, как-то пытаетесь это дело компенсировать. Это здравый смысл. Ну не может кинотеатр показывать фильм, когда там три человека в зале…

…Вот мы и подходим к главному: что пытаются решить проблемы «русского кино» с хвоста. Весь мир уже един, искусство и подавно едино, что там «наше», что «не наше» — сами формулировки уже выглядят атавизмом. «Наше» — только по факту того, что там часть денег наших налогоплательщиков? По какому еще признаку оно наше? Чтоб посмотрел, вышел и захотел бы переводить бабушку через дорогу? Вот такое незамысловатое «прямое воздействие»: из зала — на подвиг? Смех смехом, а национальный феномен в кино либо есть — сам по себе, естественным порядком, либо его нет. Сейчас его нет. Не по количеству не видимых широкой публикой наших фильмов (допускаю, их много), а по качеству идей, по качеству разговора, которые в этих фильмах предлагаются. Возьмите любые срезы общества: хоть на кого-то оказывает воздействие «современное русское кино», не как отдельный фильм, но как явление? И уж, наверное, не «Паддингтон» виноват, что в обществе не вызрели новые идеи, которые были бы подхвачены кинематографом и поданы в формате диалога с этим обществом.

Лучшее в “МК” – в короткой вечерней рассылке: подпишитесь на наш канал в Telegram

Источник