“Макмафия”: кого разозлил сериал о русских олигархах в Лондоне

Правообладатель изображения: BBC/Cuba Pictures/Nick Wall

Восьмисерийная драма “Макмафия”, совместный проект Би-би-си и американской студии AMC, вышел на экраны в Великобритании 1 января. Критикам история о сложном мире криминала понравилась. Однако нашлись те, кто воспринял сериал про бандитов и олигархов как оскорбление.

Главный герой сериала – Алекс Годман (Джеймс Нортон), сын русского олигарха с еврейскими корнями, выросший в Лондоне.

Его семья уехала из России, когда Алексу было девять лет. Он плохо говорит по-русски и старается не иметь с семейным бизнесом ничего общего.

После учебы в частном британском пансионе и бизнес-школе в Америке он открывает хедж-фонд в лондонском Сити. Алекс живет тихо и самостоятельно, пока однажды семейные дела не ставят его в безвыходное положение.

Он оказывается впутанным в сложную преступную сеть, охватывающую Россию, Великобританию, Индию, Израиль, и фактически становится главой клана.

Пропустить Youtube пост , автор: BBC

Внимание: Контент других сайтов может содержать рекламу.

Конец Youtube сообщения , автор: BBC

BBC

Кто и как придумал “Макмафию”

Отправной точкой для теледрамы стала книга британского журналиста Миши Гленни “Макмафия: преступность без границ”, вышедшая в 2008 году.

В конце 90-х Гленни работал корреспондентом Би-би-си в бывшей Югославии. Через этот нестабильный регион в Европу были организованы нелегальные поставки оружия и наркотиков, а также торговля людьми и контрабанда.

Книга Гленни рассказывает, как после развала СССР и социалистического лагеря криминальные боссы обладали большим влиянием. Свободный рынок, коррупция и ослабление государственного контроля способствовали возникновению глобальных преступных синдикатов.

Принцип, отраженный в названии книги, описывает израильский бизнесмен Семен Клейман в первом эпизоде сериала. Рестораны “Макдональдс” побеждают своих конкурентов просто потому, что их больше, так что чтобы быть лучшим, нужно быть везде, объясняет он Алексу. Так возникает “Макмафия”.

“Я стараюсь смотреть на организованную преступность как на бизнес. И пытаюсь избегать моральных оценок, потому что люди, которые посмотрят сериал или прочитают книгу, должны сделать собственные выводы. Конечно, в мафии полно плохих людей, но много и тех, кто оказался вовлеченным в организованную преступность, потому что работы в других сферах просто не было”, – объясняет Гленни.

Работа над сценарием началась четыре года назад. Историей заинтересовались сценаристы Хуссейн Амини и Джеймс Уоткинс. Они предложили сделать из нон-фикшн повествования драму, в центре которой будет история одной семьи.

“Во время работы мы находились в постоянном диалоге, чтобы не вышло так, что повороты семейной драмы затмили историю про огромный криминальный мир. В итоге они [Амини и Уоткинс] сделали прекрасную работу”, – комментирует Гленни, назначенный на роль исполнительного продюсера сериала.

Российское посольство против “Макмафии”

“Этот сериал одновременно и про семью, и про преступность в глобальном мире”, – объясняет Хуссейн Амини, представляя “Макмафию” как современный вариант “Крестного отца” и “Клана Сопрано”.

В центре внимания, подчеркивает он, весь криминальный мир и тонкости отношений внутри него, а совсем не русские олигархи в Лондоне.

“Современные преступники – это уже не уличные бандиты. Ими могут быть банкиры, политики, адвокаты, секретные агенты. <…> Публикация “Панамского архива” и “Райского досье”, сага об отношениях Трампа и России, коррупция в FIFA – все это примеры новой преступности”, – говорит сценарист.

Тем не менее, посольство России в Великобритании обвинило Би-би-си в распространении стереотипов о России.

Сразу после выхода первых эпизодов на официальном аккаунте российского посольства в “Твиттере” появился опрос: “Как вы думаете, сколько россиян на самом деле находится в тюрьмах Великобритании?”

@RussianEmbassy

@RussianEmbassy

Через несколько дней посольство опубликовало результаты – меньше 10. Это близко к действительности: по данным за сентябрь 2017 года, в тюрьмах Англии и Уэльса содержится 35 граждан России – в несколько раз меньше, чем граждан других стран, например, Литвы или Португалии.

Помимо посольства России, известного резкими сообщениями в “Твиттере”, с похожей критикой выступил известный британский журналист Эндрю Марр. В своей колонке в газете Evening Standard он обратил внимание на то, что “Макмафия” действительно заигрывает со стереотипами о русских в Лондоне.

“Мы в шаге от того, чтобы демонизировать не русских головорезов, а россиян и Россию в целом. Как это было всегда. Новая страшилка – это на самом деле старая страшилка”, – написал он.

Большинство британских критиков, напротив, встретили сериал благосклонно, отмечая в основном то, как хорош Нортон в костюме и как лихо закручен сюжет.

Марр тоже признает мастерство сценаристов, но одновременно предостерегает зрителя: “[Сериал] не рассказывает ничего о русских людях, но объясняет последствия драматичного экономического коллапса. И все же, это только льет воду на мельницу антироссийской паранойи”.

Свой вопрос о том, действительно ли у Британии есть причины бояться русских, Марр переадресовал Джеймсу Нортону, который был гостем его передачи на Би-би-си.

“Многие преступные группировки возникли в России и странах Балтии после распада Советского Союза. Говоря это, я хочу подчеркнуть, что главная задача сериала – рассказать о том, насколько глобальной стала преступность сегодня. <…>[Мой герой] – идеальный пример того, как быть русским становится испытанием для человека. Он пытается вести себя как британец, но его происхождение постоянно нависает над ним. Для него это [быть русским] проклятье, но так быть не должно”, – ответил актер.

Юристы против “Макмафии”

Герои, изображенные в “Макмафии”, показались обидными не только российскому посольству. Организация “Британские юристы в поддержку Израиля” заявила, что сериал оскорбляет израильских бизнесменов без всякого на то основания.

Заявление было опубликовано на официальной странице организации. В организации также посчитали странным, что Израиль вообще появился в сценарии, так как изначально он никак не фигурирует в книге Миши Гленни.

Кроме того, юристы нашли фактическую неточность. Старый девиз израильской разведки “Моссад” “Поэтому с обдуманностью веди войну твою” в устах одного из персонажей сериала приводится в искаженном виде: “Обманом мы будем вести войну”.

Организация призвала оставлять на сайте Би-би-си официальные жалобы.

Несмотря на такие очевидные ляпы, создатели настаивают на достоверности. Действие сериала разворачивается в нескольких странах, поэтому актеров искали по всему миру. Русских родителей Алекса, например, играют российские актеры Алексей Серебряков и Мария Шукшина.

“С самого начала мы и наши партнеры решили, что если мы показываем Россию, мы хотим, чтобы звучал русский язык, значит, нужно искать русских актеров”, – объясняет процесс отбора актеров режиссер и сценарист проекта Джеймс Уоткинс.

Более того, для правдоподобности по ходу съемок узбекских бандитов в сценарии заменили на казахских, так как их играли актеры из Казахстана.

И все же некоторые детали “русской жизни” в сериале могут вызвать у россиян улыбку.

“Красный суп”, черная икра и другие стереотипы

Сериал пока не планируют показывать в России, однако если бы показывали, у российского зрителя также могли бы возникнуть вопросы о стереотипах. Не такие серьезные, впрочем, как у Эндрю Марра.

Плохие русские

Родной дядя Алекса Борис до сих пор ведет какие-то криминальные дела и даже после долгих лет жизни в Лондоне действует по принципам “деловых людей” из 90-х.

Борис – ключевая фигура для завязки сюжета. Одновременно с этим он же – главный источник стереотипов.

На роль русского дяди в этом случае почему-то взяли шведского актера Дэвида Денчика. Судя по биографии на сайте IMDb, Денчик говорит на восьми языках, среди которых, однако, нет русского. В итоге дядя Борис разговаривает с сильным иностранным акцентом, что моментально возвращает зрителя к голливудскому кино о плохих русских.

Правообладатель изображения: PA

Борщ, икра и водка

Еще несколько деталей касаются быта. С точки зрения сценаристов “Макмафии”, беглые теневые короли в 2017 году все еще живут в эрмитажеподобных интерьерах, где даже во время обеда для двух персон “красный суп” – Russian Viagra (как в сериале называют борщ) – подают в вычурной супнице и при полной сервировке.

Борису приходится из раза в раз учить свою горничную, что к “красному супу” положено подавать сметану, а не французский крем-фреш.

В решающий момент, который радикально изменит жизнь Алекса, его дядя в буквальном смысле трясет банками черной икры, которая, судя по первому эпизоду, вообще не переводится в домах богатых русских в Великобритании.

Цыгане

Относительно московской жизни олигархов у создателей сериала тоже специфические представления. Вернувшегося из больницы авторитета Калягина (Мераб Нинидзе) его семья и, вероятно, подчиненные встречают распевным цыганским “Пей до дна”. Цыган при этом в кадре не видно, предполагается, видимо, что это традиционное русское приветствие.

Что похоже на правду

Оксана, мама Алекса, прогуливаясь мимо лондонского Альберт-холла, в очередной раз пересказывает сыну историю о том, как из рыночной торговки она стала принцессой, выйдя замуж за бизнесмена Годмана, отца Алекса.

“У меня появился ты, твоя сестра, у меня появились “Шанель” и “Диор”, – говорит героиня Марии Шукшиной.

Гораздо более правдоподобным выглядит герой Серебрякова – Дмитрий Годман. Он давно отошел от дел и страшно тяготится жизнью за границей.

“Я помирюсь с Кремлем, отдам им деньги, недвижимость. Да все, что захотят. И мы с тобой вернемся [в Москву]”, – говорит он сыну.

Этот разговор отсылает к тонкостям взаимоотношений между крупными российскими бизнесменами и Кремлем, о которых также рассказывает книга Миши Гленни.

Связь власти и криминального мира в России возникает в сериале несколько раз. Например, у криминального босса Вадима Калягина родной брат – полковник ФСБ. Именно он наводит брата на предполагаемых недоброжелателей.

Как точно заметил Эндрю Марр, “Макмафия” действительно мало рассказывает про русских, зато довольно много – про хитрые отношения в преступном мире, которые, в отличие от борща и водки, на самом деле скрыты от глаз обычных людей.

И захватывающий сериал, в создании которого принимали участие люди, долго изучавшие организованную преступность по всему миру, – один из безопасных способов узнать о нем больше.

Источник: www.bbc.com