Необычный эксперимент: космонавт дал интервью прямо из ванны

Некоторые полагают, что лежать сутки напролет, чтобы тебя кормили и поили, да еще зарплату платили, — это самое счастье и есть. Однако не торопитесь с выводами. Проходящий сейчас в Институте медико-биологических проблем РАН эксперимент сухой иммерсии лишь на первый взгляд в этом и заключается. Десять человек по очереди погружаются в ванну с водой на пять дней (от жидкости их, правда, отделяет водонепроницаемая пленка). Цель — воссоздать на Земле условия невесомости и проверить, как на нее реагируют мышцы и кости, сердечно-сосудистая, дыхательная, нервная системы человека и пр. Во вторник закончился 5-дневный «полет» одного из добровольцев — испытателя Марка Серова. Корреспондент «МК», посетившая лабораторию накануне, из первых уст узнала, так ли это легко подвергать себя «добровольной запланированной беспомощности».



фото: Олег Волошин

В ванне испытателя отделяет от жидкости только водонепроницаемая пленка.

Перед входом в помещение «ванной», а точнее, лаборатории сухой иммерсии, висит предупреждение: «С вирусными заболеваниями вход воспрещен!». Испытатели, пребывающие в состоянии невесомости, очень уязвимы к всевозможным бациллам.

На меня надевают халат, бахилы и запускают внутрь. Вот и те самые устройства — две ванны: в них лежат испытатели, окутанные пленкой. На поверхности — голова и руки, сжимающие мобильные телефоны. Под пленкой булькает вода, температура на ощупь (через пленку) довольно комфортная.

— Сейчас она составляет 32 градуса, — комментирует Марк. — Однако на ночь я прошу градуса на два делать ее потеплее.

— Интересно, почему вы не тонете, если пленка не натянута и вы практически находитесь под водой?

— Сила Архимеда! Находясь в смешанной водно-пленочной среде, я все время плаваю. Кстати, несмотря на то что степень плавучести у испытателей различается, на дно здесь еще никто не уходил (смеется).

Марк Серов — первый космонавт-испытатель (входит в отряд космонавтов РКК «Энергия»), который проходит эксперимент с сухой иммерсией в ИМБП. В космосе он пока не был, но ему очень интересно испытать это специфическое состояние.

— Общее с невесомостью здесь — безопорное пространство, мои рецепторы не чувствуют гравитации, — поясняет мне лежащий в ванне собеседник. — Но и это не все. Через день начинает болеть голова от перераспределения жидкости, без привычной нагрузки ноют мышцы, в частности на спине. Несмотря на то что болевой порог у меня занижен, помощь бригады в виде массажа я все-таки попросил. И сразу вспомнил рассказ Георгия Гречко, который на вопрос, что ощущает космонавт, отвечал: «Что ощущает? Представьте, что вы приходите на работу, вас вешают вверх ногами над столом на несколько суток, а потом приходит оператор с камерой и вы говорите, улыбаясь: «Все хорошо!»



фото: Олег Волошин
Дыхательный тест.

За моей спиной открывается дверь. Марку принесли полдник — фруктовый салат с печеньем и чай. Помощники выставляют специальный столик, подкладывают под голову испытателя подушку, под подбородок — полотенце.

— Кстати, о принятии пищи: у вас не изменились вкусовые предпочтения?

— У некоторых меняются, но у меня не поменялись. Кормят здесь очень правильно, сбалансированно, по установленной норме в 1500 килокалорий. Моя обычная — 2 тысячи ккал, но здесь больше и не требуется, потому что я почти не двигаюсь. Кстати, мне стало меньше хотеться пить. И это несмотря на то, что организм здесь активнее избавляется от жидкости. Связано это с тем, что в безопорном пространстве кровь начинает вращаться по малому кругу и лишнее количество организм начинает активно выделять.

Через некоторое время наступает адаптация к невесомости, и тут возникает новая проблема — раздражения на коже от постоянного нахождения в полувлажной среде. Но и это мы победили (смеется) при помощи присыпки и крема.



фото: Олег Волошин
Здесь неплохо кормят.

— Желания покинуть эксперимент не возникало?

— Нет. Пять дней потерпеть не так сложно. Вот ближе к концу года здесь начнутся 21-суточные испытания… Все будет гораздо сложнее. А вообще-то раз в сутки я все-таки покидаю свое водяное ложе на 15 минут, чтобы помыться в душе.

— Как? Это разве не нарушает режима невесомости?

— Нет, потому что я при этом не принимаю вертикального положения. Подо мной в ванне находится автоматический подъемник. Меня поднимают из воды до уровня бортиков, я перекатываюсь с него на специальную тележку и еду мыться. Процесс этот также происходит в положении лежа.

Теперь собственно о научной составляющей эксперимента. Помимо ежедневных анализов, находящегося в невесомости по три часа в день подвергают воздействию током. Это называется низкочастотной низкоинтенсивной электромиостимуляцией. Два доктора приподнимают испытателя над водой на подъемнике и надевают на ноги специальные «брюки» с электродами.

— Болевых ощущений от ЭМС я не испытываю, — говорит Марк Серов. — Вполне комфортная процедура, которая улучшает микроциркуляцию крови в конечностях и вообще создает эффект ходьбы. Но со всеми результатами этого воздействия меня ознакомят позже, когда обработают все полученные данные.



фото: Олег Волошин
Измерение болевого порога при помощи альгометра

Несмотря на адаптацию, окончательно избавиться от болевых ощущений испытателю не дают до окончания испытаний — на специальном приборе, альгометре, по нескольку раз в день измеряют его болевой порог.

— У прибора есть давящий щуп, в который надо вставлять палец и терпеть давление (оно производится самостоятельно) до последнего, — поясняет космонавт-испытатель. — Когда становится невмоготу, острый щуп убираешь и нажимаешь специальную кнопку. Такой же принцип (терпеть до последнего) используется и при испытании термовоздействием — прикладывают к коже нагретую металлическую пластину.

— Ну а на книги и музыку после всего этого время остается?

— Музыка здесь как-то не звучит. А вот на книжку часок-другой выкраиваю. Я взял с собой научную фантастику — «Ложная слепота» канадского писателя-гидробиолога Питера Уоттса, о контакте с другой цивилизацией.

— С коллегой из соседней ванны по ночам разговариваете?

— По ночам разговаривать нельзя (за нами круглосуточно следит видеокамера), здесь строгий режим: отбой в 23.00, потому что в 7.00 — подъем для взятия анализов.

Такие наземные эксперименты, как этот, в будущем ученые планируют совмещать в один комплекс с изоляционными испытаниями и на центрифуге малого радиуса, создающей искусственную гравитацию. Не исключено, что место испытателей перед длительными миссиями будут занимать и члены реальных космических экипажей, чтобы заранее испытывать себя и частично адаптироваться к полету на Луну и к другим космическим объектам.

Источник