Лечение или суд: что ждет пермских подростков, устроивших школьную бойню

Следователи и специалисты продолжают разбираться в мотивах, побудивших двух подростков устроить резню в пермской школе. По некоторым данным, после расправы, молодые люди договорились убить друг друга.

О том, что двигало подростками, можно ли было предотвратить эту бойню, и что их ждет в дальнейшем, мы поговорили с врачом-криминалистом Михаилом Викторовичем Виноградовым и врачом-психиатром Института имени Сербского, детским врачом-психотерапевтом, доктором медицинских наук Львом Олеговичем Пережогиным.

Михаил Виноградов:

— Если верно то, что они договорились друг друга убить, то это говорит о том, что они оба могли быть психически нездоровы. К совершению самоубийства в подростковом возрасте может подтолкнуть отвергнутая любовь, какие-то проблемы с учебой, родители, которые нещадно бьют за каждую двойку и тройку. Тут же речь идет о взаимном желании подростков расстаться с жизнью. А это, чаще всего, говорит о психическом неблагополучии.

— Зачем нужно было резать перед этим младших школьников?

— Они уже, как говорится, вошли в раж, оба были перевозбуждены, агрессивны, пришли с ножами в школу. Кто попал под горячую руку, того и порезали. Это не были их недоброжелатели, враги. Им было все равно, кого резать.

Лев Пережогин:

— Можно ли было предотвратить трагедию?

— Все можно предотвратить, если вовремя за всем наблюдать. В современных наших школах грамотных специалистов-психологов можно перечесть по пальцам. Во-первых, потому что их там сокращают. Во-вторых, потому что им там мало платят. В-третьих, потому что у нас их просто мало. В-четвертых, потому что никто не заинтересован в их присутствии в стенах школы. Потому что это может поменять все, что происходит в школе. Такой специалист может сказать: «У вас неграмотно составлено расписание», «У вас ребенок, который плохо видит, сидит не на той парте», «У вас слишком мало времени дается первокласснику на развитие пальчиков»… Такой специалист будет, как бельмо на глазу, в школе. Они от него избавятся также быстро, как приобретут.

— Почему родители не «били во все колокола», наблюдая странности у своего ребенка?

— Это вопрос к семье, в которой воспитывался ребенок. Насколько я знаю, один из подростков изначально был не очень здоровым. Там был и учет в ПНД, и наркозависимость. Можно понять и почему родители у нас ничего подобного не видят и не хотят видеть. Они запуганы. Им говорят: «Придешь с ребенком на прием к психиатру или психотерапевту, его на учет поставят». Или: «Лишний раз придешь к врачу, его в армию не возьмут». Это все чушь. Но из поколения в поколение этот миф передается.

— Как у нас обстоят дела с детской психиатрией?

— Она очень плохо себя чувствует. Ее как отдельной профессии нет. И, скорее всего, не будет. Мы вошли в зону турбулентности. Это касается и политики, и экономики. Что, в свою очередь, отражается и на семье, и на психическом здоровье детей. У нас нет единой комплексной государственной политики по защите детей.

— Что ждет подростков, устроивших поножовщину?

— Сначала будет возбуждена доследственная проверка. По материалам проверки будет возбуждено дело. Будет определена квалификация — в чем их собственно можно обвинить? Потому что их деяния очень неоднозначные. Поскольку это подростки, несовершеннолетние, – однозначно будет назначается экспертиза. На усмотрение следствия, но, скорее всего, будет назначена комплексная психолого- психиатрическая экспертиза. Ну, а дальше, в зависимости от того, что она решит. Если решит, что все в порядке, значит подростков ждет суд, если будет выявлено, что они психически больны — их ждет лечение.

Самое интересное за день в «МК» — в одной вечерней рассылке: подпишитесь на наш канал в Telegram.

Нападение на школу в Перми. Хроника событий

Источник