Как два пальца

Как два пальцаЖестокая война из-за того, сколькими пальцами креститься, занимает почетное место в истории России.

У великого писателя Свифта в его «Приключениях Гулливера» был эпизод, связанный с великой враждой в стране лилипутов. Население Лилипутии отказалось повиноваться императору, который запретил разбивать варёные яйца с тупого конца после того, как его сын порезался скорлупой за завтраком.

«Этот закон до такой степени озлобил население, что, по словам наших летописей, был причиной шести восстаний, во время которых один император потерял жизнь, а другой — корону. Насчитывают до одиннадцати тысяч фанатиков, которые в течение этого времени пошли на казнь, лишь бы не разбивать яйца с острого конца. Были напечатаны сотни огромных томов, посвящённых этой полемике, но книги тупоконечников давно запрещены, и вся партия лишена законом права занимать государственные должности», — писал Свифт, высмеивая в конфликте тупоконечников и остроконечников многовековые религиозные войны между католиками и протестантами в Европе.

Однако у конфликта протестантов и католиков была логика. Протестанты критиковали политическую власть Папы и его епископов, которые активно вмешивались в дела стран и народов. Они были недовольны индульгенциями — документами об отпущении грехов (в том числе ещё не совершённых), которые церковь открыто продавала направо и налево. Протестанты видели развращённых монахов, священников-прелюбодеев, видели подкупы и насилие в церкви, видели пытки и костры инквизиции — и предлагали так или иначе избавиться от этого. Это были весомые причины для протеста и восстаний. В этом, повторюсь, была логика.

В России всё было веселее. Намного, намного веселее, и без малейшего намёка на логику. И кстати, это конец нудного, но необходимого вступления.

В середине 17 века московская православная церковь поняла, что отстала от моды. Законодателями этой самой моды в православии считались греки, которые уже давненько начали носить модные цилиндрические шапочки на манер турецких фесок, креститься тремя пальцами вместо двух и вообще выглядели стильно, модно и молодёжно, насколько все вышеперечисленные три слова касаются бородатых толстяков в длинных платьях. Украинская православная церковь, которая тогда формально подчинялась грекам, от этих самых греков в моде не отставала, и москвичам стало грустно и тоскливо.

Им захотелось что-то изменить. И они изменили. Да так, что все охнули. Охнуели, я бы даже сказал.

Сориентировавшись на греков и украинцев, московские патриархи продумали и реализовали эпическую по масштабам реформу церкви, которая сводилась к нескольким крайне важным пунктам:

— креститься надо тремя пальцами вместо двух;
— крестные ходы надо проводить против хода солнца, а не наоборот;
— слово «аллилуйя» в конце молитв надо было говорить три раза, а не два.

Помимо этих невероятных изменений, в имя «Исус» была добавлена вторая буква «и» по образцу украинских Евангелий, а также изменено число просфор на проскомидии и начертание печати на просфорах, что бы это всё не значило.

Всё вышеперечисленное, включая просфоры на проскомидиях, привело к восстаниям, казням, самоубийствам и гибели десятков, а то и сотен тысяч людей.

В 1656 году на большом Московском соборе патриарх Никон и компания предали проклятию патриарха Кэнона… тьфу! Короче, предал проклятию тех, кто крестился двумя пальцами. Двоепальцевые, которых с тех пор чаще называют староверами, пришли в ужас от такого поругания традиций и устроили целый ряд эпических бунтов и восстаний, среди которых наиболее известным является осада царскими стрельцами Соловецкого монастыря с двоепальцевыми монахами, закончившаяся аж через восемь лет взятием стрельцами монастыря и последующими казнями и ссылками монахов-староверов.

Не менее известными являются личности таких видных приверженцев двоепальция… двоепалия… короче, таких выдающихся староверов, как протопоп Аввакум и его последовательница боярыня Морозова. Аввакум до реформ Никона был его приятелем, а в свободное от этого время — священником, алкоголиком и истовым фанатиком.

После реформы изменился только первый пункт — из приятеля патриарха протопоп превратился в его заклятого врага и лидера мнений староверов, и после нескольких лет уговоров, ссылок и прочих попыток хоть как-то договориться с Аввакумом на эти попытки плюнули и сожгли его в срубе, а одну из самых влиятельных его последовательниц, ту самую боярыню Морозову, уморили голодом.

Кстати, о срубах. В великой войне двоепалочников… да ну блин! Двоепальцево… Короче, в великой борьбе староверов, которые за два пальца, с нововерами, которые за три, люди гибли сотнями и тысячами. Московская власть, опиравшаяся на церковь (верно и обратное утверждение), старалась искоренить староверов до единого. В ход шли все средства, известные нам по фильмам про инквизицию, плюс несколько своих оригинальных изобретений: четвертование, дыба, отрубание головы, отрезание языка, вынимание глаз, сожжение в срубе (то есть в импровизированном доме из брёвен, который строился специально для казни и, в отличие от костра, мог вместить не одного-двух, а до десятка людей за раз. Чего зря дереву пропадать-то?..).

Причём под раздачу попадали не только живые, но и мёртвые. Так, святая Анна Кашинская, похороненная так, что были видны два пальца, сложенные в крестном знамении, была за этот жест безжалостно исключена из святых: особая церковная комиссия признала её мощи обычным трупом, гроб велела закопать, из календаря имя вычеркнуть, а церковь в её честь закрыть.

Двоепальцевые упорно не сдавались. Они с семьями бежали в малозаселённые области, где обустраивали целые старообрядческие районы, периодически поднимали восстания, в процессе одного из которых ворвались в кремлёвские соборы и учинили там лютое веселье, и вообще как могли доказывали своё право разбивать яйца с тупого конца… то есть тьфу, креститься двумя пальцами и водить крестные ходы по часовой стрелке, а не против.

Самым популярным способом выражения протеста были групповые самоубийства: самосожжения («гари») и умерщвление себя голодом. В сочельник 1679 года на реке Берёзовке в Сибири одновременно сожгли себя до двух тысяч человек, а через восемь лет в Карелии добровольно сожгли себя 4000 староверов. И это не единичные, и даже, вероятно, не самые крупные групповые самосожжения: власти не особо стремились вести правильный подсчёт и уведомлять об этом население. Счет живых факелов идёт на десятки тысяч человек, и это не считая массовых голодовок со смертельным исходом, закапывания себя с семьёй заживо и прочих не менее милых способов протеста.

Спад эпических разборок церкви и государства со староверами (читай — троепальцевых против двухпальцевых) пошёл только при Петре Первом, который решил, что с двухпалой овцы хоть шерсти клок, и обложил староверов двойным налогом, но более-менее оставил их в покое, хоть и не без всплесков обоюдного насилия в дальнейшем. По состоянию на сейчас староверческие церкви пришли к нейтральному молчанию с РПЦ, и каждый крестится своим количеством пальцев. А тысячи и тысячи трупов по такой важной причине конфликта, как буква «И» в Иисусе и количество «аллилуй» в молитвах заняло своё почетное место в истории российского самоуничтожения, наряду с массовыми восстаниями из-за внедрения картошки. Свифт бы плакал (хотя, кто знает, может, и плакал).

Иногда мне кажется, что Россию нужно просто отгородить заборчиком и не мешать им… 

Источник