История обычных вещей: авиационные и наручные часы

История обычных вещей: авиационные и наручные часы

История обычных вещей: авиационные и наручные часы

Сколько вокруг нас вещей, которые стали настолько уже привычными, что мы даже не представляем, что когда-то люди обходились без них? Оглянитесь вокруг. Посмотрите на эти вещи. Простой карандаш, чайник с носиком…. Перечислять можно очень долго. Ведь кто-то и когда-то додумался до изобретения этих вещей, которые кажутся нам просто обыденными…

В авиации, так же как и в окружающей нас жизни, есть вещи, которые появились совсем недавно (по историческим меркам конечно). Сейчас немыслимо управление любым, даже самым простым летательным аппаратом без приборов контроля параметров полета. Нет нужды их перечислять все, самые простые и старые из них, это указатели скорости и высоты.

Много читая об первых шагах авиации, бы мы обратили внимание, как мало уделяется внимания этой теме, теме приборов которыми были оснащены первые, аэропланы, аппараты тяжелее воздуха уже оснащенные двигателями.

Вполне понятно, что первых приборов было мало, они были простейшими (не примитивными, как сейчас принято говорить, а именно простыми), но, тем не менее, по ним ориентировались в пространстве и летали.

Первоначально мы планировал написать только про появление первых авиационных часов. Если быть точным, не тех, которые есть на каждой приборной доске в самолете, а простых, наручных часов. Их появлению мы тоже обязаны авиации. Да, да, мужских наручных часов в начале XX века практически не было, точнее они не были в моде у мужчин, а женщины наручные часы-браслеты не жаловали. И лишь благодаря пионерам авиации Луи Блерио и Альберту Сантос-Дюмону, знаменитые часовые дома стали выпускать наручные мужские часы.

Но когда мы стали плотнее заниматься этой темой, оказалась что информации по первым авиационным приборам катастрофически мало. Точнее ее практически нет вообще. Так что же из оборудования имелось на первых аэропланах? Хотелось бы заглянуть в кабину первых самолетов.

История обычных вещей: авиационные и наручные часы

Вот так выглядела кабина истребителя Первой мировой войны
Первое что приходит в голову, когда размышляешь про оборудование первых кабин самолетов это обычный компас. Хотя, в то время, когда самолеты делали лишь подскоки на скаковых полях нужды в компасе, понятное дело не было. Лишь когда стали совершаться полеты по первым маршрутам, полеты с траекторией отличной от прямой, мог понадобиться компас. И то, если учесть высоты, на которых происходили полеты, надобность компаса не так уж и очевидна.
Ориентиров на местности было вполне достаточно для определения своего места. Даже еще в 30-х годах некоторые лихачи восстанавливали свою ориентировку на местности, читая названия железнодорожных станций, и сверяясь с картой, определялись со своим положением.

С часами тоже не все однозначно как казалось бы. Первые полеты-подскоки совершались, как правило, при большом стечении народа, и, разумеется, засечь время такого подскока мог кто угодно. Включая официальных лиц, которых частенько приглашали для фиксации самого факта полета. Исключение составляют, разве что только боящиеся всего братья Райт, которые летали в глухомани, стараясь не привлекать к своим полетам излишнего внимание, как прессы, так и зевак, не говоря уже об официальных лицах.

А потому, в Европе, во Франции, были абсолютно уверены в первенстве полетов на аппаратах тяжелее воздуха с двигателем внутреннего сгорания, эксцентричного и богатого бразильца Сантос-Дюмона. О фамилии заокеанских братьев Райт никто до 1908 года и слыхом не слыхивал.

Стало быть, ни часы, ни компас не были предметами первой необходимости на борту аэроплана. Что же тогда?

Судя по всему, первым прибором, появившимся на вооружении у аэронавтов был именно статоскоп, или если проще – барометр-анероид. То есть простой барометр, который вместо шкалы атмосферного давления имел шкалу, отградуированную по высоте. После воздушных шаров, дирижаблей и аэростатов, прибор перекочевал в кабины первых аэропланов.

Один талантливый французский инженер-гидротехник Анри Пито, еще в 1732 году измерял скорость течения Сены, и открыл связь между статическим и динамическим давлением движущейся жидкости. Далее он установил, что разница между статическим и динамическим давлением пропорциональна квадрату скорости движения жидкости. Дальше – дело техники, Анри Пито изобретает прибор для измерения скорости движения жидкости, ныне во всем мире известный под названием «трубка Пито».

Сейчас в современных приемниках воздушного давления, трубка Пито используется как часть трубки Прандтля (названой так в честь немецкого гидродинамика Людвига Прандтля). Иногда и в наши дни можно услышать как кто-то, желая блеснуть «авиационными» терминами, при виде ПВД, называет его трубкой Пито. Так вот, если точнее то это не трубка Пито, а именно трубка Прандтля, имеющая не только основной входной канал направленный навстречу потоку, но имеет еще и небольшие отверстия вокруг основного канала, и никак с ним не связанные. Это приемники статического давления. Разница между полным давлением и статическим давлением, согласно закону Бернулли и является динамическим давлением, и может быть измерено с помощью манометра.

К чему я все это? На принципе измерения давлений работают высотомеры и указатели скорости современных самолетов и вертолетов. Всем хорошо известные ВД-10 и УС-350, которые стоят, наверное, на всем что сейчас летает (я не беру, конечно, современные реактивные самолеты).

История обычных вещей: авиационные и наручные часы

Трубка Прандтля

Но, несмотря на очевидность использования и трубки Прандтля, и закона Бернулли нам, спустя столько лет, видимо на заре авиации это не было столь очевидно. А потому кабина даже истребителя времен Первой мировой войны, не обременена приборами. Точнее, кроме все того же барометрического высотомера, их там просто нет. Есть часы и компас, причем горизонтального расположения щлюпочный! Можете себе его представить? В узкой и тесной кабине.

А теперь позвольте вернуться все-таки к истории с часами, героями которой являются пионеры авиаторы Луи Блерио и бразилец Сантос-Дюмонт.

История обычных вещей: авиационные и наручные часы

Француз, бразильского происхождения Альберто Сантос-Дюмон.

Богатый и эксентричный Альберто Сантос-Дюмонт, был любимцем не только парижан, но, пожалуй, и всей Франции. В эпоху бурного развития техники, молодой, симпатичный, богатый Альберто, тратил деньги не на светские развлечения, а вкладывал их в свои изобретения, в развитие и исследование технических новинок того времени: мотоциклы, автомобили, но особенно в развитие воздухоплавания и аэронавтики. И, зачастую парижане, летним утром могли стать свидетелем такой картинки: изысканно одетый Альберто, изящно «парковал» свой дирижабль у Эйфелевой башни, и спускался с него, чтобы позавтракать в ресторанчике на одном из уровней.

Сантос-Дюмон был вхож во все знатные дома Парижа, во все банковские дома и конечно же хорошо знал Луи Картье. Луи, близкий друг авиатора, внук основателя знаменитого Дома Картье (Cartier) и изготовил по просьбе Альберто часы, которые крепились к запястью при помощи кожаного ремешка. Сантос-Дюмон пояснил другу, что в полете, когда обе руки постоянно заняты, довольно задумчиво доставать обычные часы из кармашка жилетки.

История обычных вещей: авиационные и наручные часы

Семья Картье, 1909 год.

Часы получили название Santos, это был удачный маркетинговый ход, и вскоре, часы стали расходится огромными партиями. Следует отметить, что часы Santos de Cartier и по сию пору пользуются большой популярностью среди любителей неброской роскоши и классики, и стоимость их колеблется от 800 000 до двух-трех миллионов рублей.

История обычных вещей: авиационные и наручные часы

Часы Santos de Cartier образца 1907 года.

Следующая история связана с именем еще одного пионера авиации: Луи Блерио. Конечно, всем понятно, что истории эти скорее довыдуманные истории, со временем обросшие рядом деталей и подробностей. Но, тем не менее, они от этого не становятся менее занимательными.

Итак, знаменитый уже к тому времени французский авиатор готовится к полету через Ла-Манш в самом узком его месте (около 40 км). Его полет не совсем спортивный или рекламный. Дело в том, что летом 1909 года газета «Daily Mail» объявила о солидной награде (25000 франков!) тому авиатору, который первым пересечет пролив по воздуху.

История обычных вещей: авиационные и наручные часы

Луи Блерио перед перелетом через Ла-Манш

Блерио при регистрации опередил другой, не менее известный летчик Юбер Латам. Но все старты Латама были неудачными, ветер и дождь, обычные в этих местах не давали шанса известному летчику. Наконец одна из попыток была удачной, и Латам уже практически достиг побережья Дувра, когда двигатель его самолета заглох напрочь. Летчика выловили моряки береговой охраны.

На борту самолета Bleriot XI приборов не было вообще. Интрига всего перелета заключалась еще и в двигателе самолета. Мало кто знает, что трехцилиндровый двигатель Аллесандро Анзани не имел регулировки газа! То есть имел только один режим работы!

История обычных вещей: авиационные и наручные часы

Самолет Блерио

4 часа 41 минута 25 июля 1909 года, пилота разбудили с известием, что над проливом полный штиль. Через 33 минуты ( по другим данным через 37 минут), после казавшегося бесконечным полета Bleriot XI тяжело плюхается подламывая шасси на поле неподалеку от Дуврского замка.

У Луи Блерио было всего 40 минут рабочего времени двигателя! Полет самолета был на пределе запаса по топливу. Любой достаточно сильный встречный ветер… и самолет Блерио с остановившимся двигателем упал бы в воды залива. Луи все верно рассчитал, а для отсчета времени, на рукаве его комбинезона красовались часы на ремешке мало кому известной тогда фирмы Zenith.

История обычных вещей: авиационные и наручные часы

Те самые часы Zenith с которыми летел Луи Блерио

Сейчас уже трудно установить был ли договор пилота с часовой фирмой Zenith, но эта фраза обошла все газеты мира. Дела фирмы быстро пошли в гору, и она помимо часов стала выпускать и бортовые приборы для самолетов. А Луи Блерио, помимо всемирной славы и известности получил причитающиеся ему 25 000 франков в придачу.

А мужчины получили наручные часы, которые после этих знаменательных событий прочно вошли в образ современного делового человека. До этого времени, наручные часы выпускались как ювелирное украшение для женщин в виде браслета. Но, следует заметить, что к началу 1900-х годов они не пользовались большой популярностью среди прекрасных парижанок. Это было связано с пришедшей модой на длинные, до запястья пышные рукава блузок. Часам там было не место. На витринах знаменитого ювелирного дома Картье пылилась партия часов дамских браслетов с ювелирными украшениями. Просьба Альберто Сантос-Дюмона пришлась как нельзя более кстати!

История обычных вещей: авиационные и наручные часы

Редкое фото и редкое событие: Альберто Сантос-Дюмон (сидит справа) в качестве пассажира на самолете Луи Блерио (сидит слева)

Консервативные мужчины не сразу последовали модному тренду, и первыми носить наручные часы, причем даже в мужском варианте, стали все-таки женщины. А впоследствии мужчины щеголяли даже парой часов: одни на традиционной цепочке, брегеты в кармашке жилетки – признак достатка и богатства. Другие на руке, признак следования веяниям моды, тренда, как сейчас принято говорить.

Вот так, авиация оказала (не в первый и не в последний раз) на нашу повседневную жизнь.

Источник