АСВ сумело взыскать с банков-банкротов менее 2% из общего объема удовлетворенных судом требований

 

Агентству по страхованию вкладов (АСВ) в рамках процедуры банкротства кредитных организаций удалось взыскать в конкурсную массу лишь 46 млрд рублей (то есть чуть меньше 2%) из общего объема удовлетворенных судом требований на 2,5 трлн рублей.

Такие данные привел глава АСВ Юрий Исаев, выступая на научно-практической конференции «Правовое регулирование финансового рынка: традиции и новации», передает ТАСС.

По его словам, АСВ всего подало иски на 4 трлн рублей, из этой суммы удовлетворены иски на 2,5 трлн, на 138 млрд рублей иски проиграны, иски еще на около 1 трлн рублей находятся на рассмотрении суда. При этом размер поступлений в конкурсную массу составил 46 млрд рублей, констатировал Исаев.

Он также посетовал на то, что взыскание активов в ходе банкротства банков через суды идет медленно и неэффективно, и призвал сделать законодательство о банкротстве более эффективным.

«Я хочу привести в пример историю с «Межпромбанком», когда наши судебные тяжбы в Лондоне идут быстрее и эффективнее, чем здесь. Это обидно и неприемлемо», — отметил Исаев.

По его словам, необходимо модифицировать законодательство для того, чтобы защитить имущество кредитных организаций, проходящих процедуру банкротства.

«Мы должны иметь возможность в банке, который находится в процедуре ликвидации или банкротства, сразу закрыть периметр, так как мы не всегда можем арестовать имущество, которое видим», — отметил Исаев.

В этой связи он также предупредил о рисках цифровизации банковского бизнеса. «Чего мы боимся? Мы боимся, что цифровизация банковского дела — удаленные способы обслуживания — они не оставляют в принципе никаких документальных следов», — сказал глава АСВ.

В качестве примера Исаев рассказал о ситуации, когда АСВ начинает работать в банке, где уничтожены все первичные документы, и агентство обращается за ними к вкладчикам. «С помощью Банка России, каких-то реестров, с помощью правоохранительной системы, с помощью анализа подписей документов мы в принципе в 99% урегулируем ситуацию до суда», — пояснил он.

При отказе от бумажного документооборота ситуация изменится. «Когда мы позовем человека, скажем: «Слушай, а у тебя что-то есть на руках?» Он скажет: «У меня есть sms, и то я ее стер». Как нам в этой ситуации действовать? Мне кажется, здесь для Банка России есть некий вызов для того, чтобы потребовать от банков, которые такой системой сейчас занимаются, развивают ее, определенных регуляторных моментов по фиксации всех транзакций», — подвел итог Исаев.

Источник